Олег Горшков (oleg_gor) wrote,
Олег Горшков
oleg_gor

Category:

жизнь как недосказанность

«Тебе, как встреченному в поезде, я рассказал бы жизнь мою... Невысказанность не легко нести в себе»...

Имануил Глейзер ОЛЕГУ ГОРШКОВУ 



                                                                                 Имануилу Глейзеру 


И что за божье наказание? – жить, будто сам не свой, но жить…
Хлебнув религии казарменной, самих себя вотще бежим.
Заложник языка эзопова, читатель зыбкостей меж строк,
ты знал: молчание не золото - дороже, но молчать не мог.
И всё же, упираясь истово в кромешный воздух глухоты,
слова, взыскующие истины, сошли на хрип, сломав хребты,
по звука позвонку рассыпавшись в облыжном треске немоты,
и связки времени осипшие рвались… а чем спасался ты?
Городовой, что из японии, дежурил на твоих устах…
Быть, исповедавшись, непонятым – вот самый неизбывный страх.
И кто бы нас ни вздумал потчевать вином и Откровеньем от…
за каждым вздохом многоточие, лишь алкоголь всё слаще врет.
Не одолеть, не воспротивиться, не усмирить свою лилит.
Зима, лукавая провидица, нам мерзлоту в глазах сулит.
Не промахнись же, слушай вьюжное её наречье за окном:
жизнь - одиночество, и нужно ли - так нараспашку, и по ком
опять звонит бессонный колокол, связуя небо и погост? -
он по тебе, а не по ком-нибудь – ты здесь один под горсткой звезд.
Пока ты дышишь, шарик вертится, пока идешь, блуждать следам –
ведь ты и есть тот самый первенец, из глины слепленный адам.
Здесь все - одни, и все мы битые знобящим опытом утрат,
непониманием, обидами; нам вкус бессонниц до утра,
солоноватый, вряд ли выветрить теперь, но неизбывней всё ж
всех страхов, залитых поллитрами, всех перемен скорлуп и кож,
во мне, в тебе вот эта властная, дарующая непокой,
необходимость сопричастности одной живой души другой.
Какой безлюдной и чужбинною ни померещилась бы нам
зима, но рдеет куст рябиновый – неопалима купина.
И потому - уж как получится, без вышиванья слов в ажур,
не как случайному попутчику, тебе, как другу, расскажу
всего себя – с полусиротства, которым с детства мечен я,
до песенки, что не сотрется, не канет, сколько б толчея
сует теперь ни гомонила бы, а что за песенка? – бог весть,
она напета Бобом Диланом, её мне ветер пел и весь,
в окно распахнутое пойманный, едва рождающийся свет –
страшись проститься с ним непонятым; расслышь в бормочущей листве:
мы одиноки, всяк по-разному, но упаси нас Бог, скорбя,
жизнь ощутить, как недосказанность, как умолчание себя...

 

 

Subscribe

  • Норвежский лес

    Ладонью воздух зачерпнёшь, и чуешь, как в горсти трепещет от моря к морю перебежчик, норвежский ветер. Чем-то схож с безумцем он. Но стоят месс…

  • ***

    Медленно, медленно, медленно… Это про снег, это про время, подобное сонной улитке. Слушаешь сердце – бьётся ль ещё, болит ли? За ночь становишься…

  • (no subject)

    Всё трещит сверчок досужий, свищут ветры-бунтари. Осень это не снаружи, осень это изнутри. Росчерк жизни, росчерк смерти – не шедевр, но намёк, и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments

  • Норвежский лес

    Ладонью воздух зачерпнёшь, и чуешь, как в горсти трепещет от моря к морю перебежчик, норвежский ветер. Чем-то схож с безумцем он. Но стоят месс…

  • ***

    Медленно, медленно, медленно… Это про снег, это про время, подобное сонной улитке. Слушаешь сердце – бьётся ль ещё, болит ли? За ночь становишься…

  • (no subject)

    Всё трещит сверчок досужий, свищут ветры-бунтари. Осень это не снаружи, осень это изнутри. Росчерк жизни, росчерк смерти – не шедевр, но намёк, и…